WFRP - The Edge of Night

Часть третья (продолжение) - пикник на природе

И драка началась. Дикарь с молниеносной скоростью бросился к Арни, не фига было арбалет поднимать. И два топора в его руках рухнули на беднягу, но Арнульф не так прост, он все таки смог в последний момент увернуться. Трогнир попытался отвлечь разбойника на себя свое шикарной улыбкой, но дикарю было не до этого. Ну тут уже и все остальные бросились на дикаря. Я в отличие от Арнульфа (он трусливо избежал рукопашной, отскочив и безуспешно попытался всадить болт, но видимо у него еще руки тряслись, то ли с похмелья, то ли от шока, не каждый день на тебя дикари с топорами прыгают) даже попал. А Эль так вобще умудрилась немыслимо изогнувшись в прыжке пырнуть дикаря кинжалом, тот отмахнулсь, фи что за комариный укус, но Эль этого видно и было надо. Свой пируэт она закончила уже с одним из топоров разбойника. Отто, все таки лекарь, что с него возмешь, начал подбадривать. Остальные разбойники видя, что их главарь уже вступил в схватку дружно бросились на подмогу. Разделившись они начали дубасить всех, но больше всех досталось Отто (не стоило ему так орать).
Дикарь отстав от Арни, решил, что наибольшую угрозу представляет этот улыбающийся дварф (Трогнир) и своим, уже одним, топором рубанул со всех сил. Трогнир не осталсь в стороне и между ними завязалась настоящая потасовка. Решив, что Трогнир уж точно справится (в крайнем случае Эль сможет и второй топор стырить, первый уже полетел за ненадобностью в кусты), я перключился на подручного, что вьется вокруг меня. Вобщем завязалась полная свалка.
Но итог был предрешила Эль, ловко подвернувшись под замахнувшегось топором главаря, она всадила кинжал под самый подбородок. После этого с криками ужаса – “Ребята Бьорн мертв, бежим, бежим” остальные бандюки бросились в рассыпную. Мы с Трогниром даже умудрились добить наших обитчиков, остальные разбойники скрылись в кустах.
Обыск трупов поручили Арнульфу, не зря же мы его тоскаем с собой (стрелял он сегодня совсем не важно). У подручных ничего стоящего не нашлось (сухари, тряпки, огрызки да мех с вонючей сивухой). А вот у Бьорна нашелсь непонятный амулет (бронзовый позеленевший, на кожанном ремешке), кошель с деньгами и мешочек сухих грибов. Амулет и кошель отдали Трогниру, он же у нас самый ученый. Внимательно осмотрев амулет, Трогнир молча бросил его на камень и разможжил на мелкие кусочки. “Амулет северных темных богов, нам не пригодится” – пояснил он, на наши недоуменные взгляды. А вот мешочек с грибам и сивуху Арнульф радостно припрятал за пазуху (проголадался уже что ли).
Леопольд потом долго радостно вопил и лез обниматься к Отто. И опять (кто бы сомневался) сочинял свои ужасные стишки. Сколько можно, даже у меня уже голова болит от них. Надо бы выпить.
Ладно пошли дальше, нечего на месте прохлаждаться, нам еще в город хотелось сегодня успеть попасть.
Арнульф шел по лесу не убирая своего арабалета, словно выискивая что-то. И когда из кустов показался заяц, Арнульф метким выстрелом подбил его. Ну точно голодный. Хорошо что не стал его есть так сырым.
Так мы шли еще несколько часов. Обед уже давно прошел. Когда неожиданно, из-за поворота петлявшей тропы не открылась величественная картина. Хвойный лес раступился открыва нашему взору прекрасную поляну. Ручей, уже некоторое время сопровождавший нас, обрывался небольшим водопадиком. А с него как на ладони можно было увидеть, лежащий вдали Уберсрайк. С другой стороны уже начинались горы. Покрытые мхом валуны соседствовали с прекрасными цветами.
- Да, да. Это она. Чудесная поляна – завопил Леопольд – Именно здесь мы будем встречать закат.
- Что???! Еще ночевать в лесу – не выдержал я – нет я на это не подписывался. Да и еды у нас маловато. Это кролика на всех не хватит.
- Нет. Нет. Мне обязательно нужно встретить закат. Тогда я смогу написать великолепные стихи. А потом уж мы сможем пойти назад.
- Нет. Идти по лесу ночью я отказываюсь – отозвался Трогнир – уж лучше останемся здесь ночевать, а с утра пойдем, раз так тебе хочется дождаться заката. Все решено встаем здесь лагерем, а по утру трогаемся назад.
Все потихоньку разбрелись по поляне. Отто с Арнульфом пошли за хворостом. Эль начала разводить костер. А Трогнир занялся своим оружием. Мне делать было нечего и надо сказать не очень даже охота. И я с голодухи принялся за свой бурдюк вина. И надо сказать пошел он просто замечательно. Отто с Арнульфом вернулись с огромной охапкой хвороста. Да Отто понесло. Если бы не Арнульф со своей сивухой, он бы весь лес на хворост пустил.
Ну ладно. Надо чем то обедать. Нас много а кролик один. И притом ни каких специй в округе не наблюдается. Арнульф предложил идею мариновать кролик в найденных грибах, вот сдались они ему. Вдруг какая отрава. Любит он непонятные гадости сувать во все подряд. Чего стоит только его затея с Хильдой. Наверняка до сих пор мучается бедняжка. Нет я решительно против грибов. Так что решили кролика поделить. Половину запечь с грибами (вот пусть ее и ест Арнульф), ну а половину так.
Да Трогниру явно схватка пошла на пользу. Он отошел от меланхолии. И даже поделилс со мной ватрушками. Так что я голодный не остался. Отто последовал моему примеру и ел кролика без грибов. А вот Эль решили, что половины кролика Арнульфу будет многовато и присоеденилась К Арнульфу.
Отто занялся своей ужасной раной. А выглядела она, надо сказать действительно хреново. Оружие бандюков явно занясло какую-то заразу и рана начала гноиться. Отто методичными движениями принялся обматывать свою рану бинтами. Но видимо результам его не устраивал и он разматывал бинты. И принимался за процедуру заново и заново. Вобщем процесс полностью поглотил все его внимание.
В это время кролик явно встал у Арнульфа поперек горла. Он даже до кустов не добежал. Блюванул сразу.
Эль тоже явно не хорошо. Глаза на выкате, с подбородка стекает слюна. И тресет ее, всю тресет, как в лихорадке. Да явно ей не посебе. И видимо мне вино в голову ударило – мне так жалко ее стало. Подошел я, дружественно похлопал ее (ну не поплечу, а куда достал). И видимо ей полегчало так, что она набросилась на меня в благодарность. И даже помяла спинку и помассировала голову. Ой как же хорошо было. Только жаль вино кончилось. А Леопольд все это время ходил кругами, не замечая нас, и декларировал под нос свои четверостишья.
Вобщем смеркалось. Народ начал потихоньку готовиться ко сну. Арнульф вырыл яму для сна. Только видимо он откролика не отошеле еще, и яму он рыл в аккурат в муравейнике. Отто наконец-то закончил перевязку и мы с ним приговорили второй бурдюк (у него в загашнике был). Трогнир встал первым на стражу. А мне так хорошо стало, что я повалился спать прям где сидел. Да и так бы и захрапел, если бы не Лепопольд. Он совсем разошелся. Начал бродить кругами и декларировать свои стишки. Ну совсем спать не давал. И я не выдержал. Нет вы не поймите, обычно я спокойный. Ну а сегодня, то ли вино так подействовало, то ли стихи у Лепольда получались совсем дурные. И я не выдержал выложил ему всю правду матку. Так нет чтобы ему заткнуться и тоже лечь спать, нет он начал орать все сильнее и сильнее. А я что хуже. Я тоже могу поорать. И вобщем тут такая какафония звуков поднялась. И никак мы утихомириться не могли.
Становилось все темнее и темнее, а мы все спорили и ругались. Пока неожиданно, со стороны леса не показались мелкие фигурки (около шести), которые медленно тянулись и передразнивали Леопольда.
- ГОБЛИНЫ – закричал Трогнир. И мы все всполошились.

Comments

kvadrazz

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.