WFRP - The Edge of Night

Часть четвертая - продолжение

Утро в “Доме у моста” не предвещало никаких неожиданностей. Отто, Арнульф и Эль завтракали. Их безметежный завтрак был нарушен появившимися солдатами в цветах домов Ашафенберга и фон Брюнера. Расталкивая своих стражей следом, почти бегом, насколько это возможно при его телосложении, в таверну ворвался и сам Лорда Рикард (в гневе все более напоминающий Огра) с солдным свитком в руках.
- Что такое? Что опять случилось? Что опять вы умудрились натворить? Что тут такое написано? – разорался Ашафенберг, размахивая свитком.
Следом за ним в переполненную таверну протиснулся и фон Брюнер.
- Что вы сделали с моим мальчиком? Он просто сам не свой? Что случилось?
- Так где же это было? – не унимался Лорда Рикард – А Вот. бубубу. Должны явиться на разбирательство по поводу дела Кара Гримсон. Что вы можете на это сказать? Так берити свои задницы и следуйте за нами. Даю вам на сборы 2 минуты.
Разбирательство дела будет проходить в верхних залы таверны “Топор и молот”. Обычно эта комната (размером где-то 10 на 10) использовалась для торговых переговоров. Сейчас по такому случаю вся комната была уставлена лавками забитыми дварфами. Даже присутствовали старейшины дварфийского сообщества. Для челевеческих лордов выделили отдельную зону, которую почти полностью занял лорд Рикард. Отто, Арнульф и Эль втиснулись туда же. Надо сказать появление эльфийки не прошло не замеченным. Со всех сторон доносились насмешки и оскорбления (хоть и на дварфийском, но обший смысл был понятен), а откуда то сбоку даже гневные возгласы.
В связи с присутствием людей на собрании, дискуссии велись на общеимперском.
Не буду утруждать себя пересказыванием всех речей длившихся без малого более 3 часов. Могу лишь сказать, что проблема была рассмотрена со всех сторон. Солидные дварф не торопясь брали слово, высказывая свое мнение. Тут выступали все кто хоть немного знал Кару. В свою очередь слово конечно же взял и дядька Фроган, отметивший службу Кары. Очередь дошла и до самого Кары. С него в первую очередь взяли суровую клятву говорить правду. Ну а далее устроили допрос с пристрастием. Кара отвечал, честно, лишь иногда уходя от ответа. Но не омрачил он уста свои ложью, не нарушил клятву.
- Да признаю, маску украл. Украл для личных целей. Но не нападал я на этих молодых эээ людей. Выходя из лавки упомянутой выше мадам Бомордо, услышал оскорбление в мой адресс. Молодые люди превосходящие числом надсмехались надо мной. Я ответил им. Только словами. Не доставал я оружия. Не поднимал руку ни на одного из них. В ответ на их слова, получил я только побои. Дабы не создавать прецедента с нобелем, попытался я выйти из окружения, но был избит до безсознательного состояния. К сожалению мои слова подтвердить, но и опровергнуть никто из дварфов не может.
Далее слово дале Трогниру, как попечителю Кары. Замечательная речь, достойного дварфа. В которой Трогнир упомянул и схватку с гоблинами (что особенно понравилось дварфам) и нытье Леопольда и еще раз подтвердил свое попечительство и клятву пойти в слееры при повторной провинности.
Впечатленная речью Трогнира, дварфийская община решила вступиться за Кару. Но поставила следующие условия:
1) Украденную маску необходимо вернуть, а также возместить все расходы в полном объеме мадам Бомардо
2) Отречься от всего эльфийского влияния (ну толкнуть речь, бери пример с Трогнира и принести дары во славу предков)
3) Общественные работы. На этом пункте как раз случились основные споры, какие работы предпочтительнее, кто-то предложил работу в кузне по раздуванию мехов, кто-то в трактире – месить тесто, кто-то по старинке потребовал дюжину голов гоблинов. Вариантов было много. Патовое положение спас как ни странно Арнульф, предложивший квест по поимке указанного бандита (не зря же он это объявление с собой таскает видимо надеялся моими руками себе деньжат подзаработать). Дварфы это предложение поддержали и магистрату поможешь и работа хорошая, а вот выручку от поимки пожертвуешь таверншику на ремонт. На том и порешили. Лорды решение приняли и одобрили.

И тут в самый ответственны момент из-за дверей послышался шум. Гонец в одеждах фон Брюнеров.
- А что случилось? – всполошился сам фон Брюнер.
- Ваш сын, Леопольд. Он в башне. Залез на самый верх. Собирается прыгать.
- Это все вы виноваты. Вы довели его до такого состояния. Давайте теперь и выпутывайте его.
Со стороны дварфов послышалось одобрительное ворчание. Ну что делать, надо спасать этого оболтуса.
Все по мере сил поспешили к башне Магнуса, а именно от туда он собрался прыгать. Отто, Арнульф и Эль бегом. А Кара неспешно, поддерживаемый Трогниром (все таки Кара еще не доконца отошел от побоев).
Ситуация надо сказать плачевная. Леопольд залез на самый верх башни (а башня не маленька метров 20) и уже ползком пробирается к краю рога. Спасательной операцией руководит капитан Андреа. Она пытается с низу докричаться до Леопольда. Тут же имеется и спасательная команда с тентом, который они судорожно пытаются растянуть, дабы поймать. Отто как самый говорливый остается тут увещевать Леопольда снизу. Но то ли у Отто голос слабоват, то ли Леопольду просто все по барабану, но увещевания Отто о любви о жизи проходят зря. А Эль и Арни, одолжив у стражника веревку бросаются по ступенькам на верх. Но вот беда дверь заперта. И два стражника пытаются пробиться. Арнульф оглядев дверь, остался им помогать, а скоре даже руководить. А Эль тем временем, бросив уже бесполезную веревку, метнулся вниз, где она ранее заприметила выход наружу. Эль, подобно горной кошке, рванула вверх по внешней стороне башни, словно по лестнице. Да гибкости ей не занимать.
К тому времени уже и Кара с Трогниром подоспели к башне. Решив, что внутри справятся и без них, Кара метнулся организовывать команду ловителей. И надо сказать дело сразу пошло лучше. И тент растянули и под место падения подошли точнее. А Трогнир присоеденился к увещеваниям Отто. Надо сказть пока у них дело шло из рук вон плохо. Видимо Леопольд до сих пор витал где-то в облаках.
Тем временем дверь ну ни как не поддавалась. Даже использование стражниковских алебард в качестве рычагов, пока не принесло видимых результатов. А вот у Эль все было просто замечательно. Ловко взабравшись к самому рогу она взбежала по нему, словно по древесной ветви. И все это в полной тишине. Леопольд, подползавший все ближе и ближе к краю, ее даже не заметил. И вот Эль остался последний рывок, схватить ничего не подозревающего Леопольда и прижать его, да бы пока не подоспела помошь удерживать. Но не тут то было. Каким-то непостижимым образом он успевает увернуться из объятий Эль и еще ближе придвинуться к краю.
И тут оравший снизу Отто подобрал ключик к Леопольдовым грезам (самым бессовестным образом нарушив их), напомнив ему про его родителей, а в частности про Людмилу, мать Леопольда. Очухавшийся Леопольд отодвинулся от края и дал Эль спокойно себя увести. Тут и стражники наконец-то дверь вскрыли. Вовремя, что скажешь.
Полуобморочного Леопольда передали на руки его родителей. На что не удержавшаяся мать (она как раз застала финал) бросилась обнимать Эль. Да не пригодилась ловительная операция организованная Карой. На том неудачная попытка самоубийства и кончилась. Фон Брюнер благодарил нас. И подтвердил, что договор все еще в силе. На том и разошлись.
Время уже послеобеденное, а мы еще и в ус не дули. Решили разойтись пообедать. А там и к Гютри уже трогаться надо будет. Мало ли, что он удумает вечером натворить.
Но Каре еще необходимо было выполнить поставленную задачу. Метнувшись в магазин мадам Бомардо и заплатив за маску 50 серебрянных (а так своих денег у него не осталось, то пришлось занимать у Трогнира), он вернулся в таверну, где его уже спокойно смог перебинтовать Отто.
Вторая часть квеста Кары это объявление Арнульфа. Наконец-то появилась возможность его рассмотреть (сам Арнульф то неграмотный). “Разыскивается Йохан Гутман. За организацию преступной деятельности, контрабанду и содержание притона.” Помрачневший Кара сказал, что знает этого типа. Ну ладно это не сегодняшняя проблема. Сегодня же еще встреча Гютри.
Арнульф решает заранее в одиночку выдвинуться к месту встречи для наблюдения. А остальные пошли в “Красную луну” еще раз встретиться с Гютри.
Гютри, а надо сказать одет он сегодня был просто щегольски, напивался в предкушении встречи. Все уговоры Кары и даже попытки запугать не увенчались успехом. И Гютри вскочив на коня поскакал к указанному месту. Делать нечего придется идти за ним, благо у нас там есть свой следопыт (Арнульф).
А он надо сказать видел не мало. Во первых вход охраняет охранник. Во вторых, несколько слуг заходило. В третьих, внутрь вошла девушка в плаще, прилично одетая, но лица не видно. В четвертых, сам Гютри прискакал с доровенной дубиной обитой железом, привязал коня и его впустили внутрь. Ну и наконец, с большим непонятным свертком приперся и Томас фон Карштад (нехватает только Максимилиана для полной коллекции). Арнульф радостно окрикнул Томаса, на что тот злобно шипя откупился несколькими медяками, дабы не привлекать внимания.
Ладно надо осмотреться. Кара с Трогниром (прихватив наблюдательного Арнульфа для верности) пошли обходить дом в поисках черного хода. Не очень то это у них получилось. Арнульф опять завел черти куда (как в канализации).
Отто тем временем пошел знакомиться с охранником (предлого у него всегда один и тот же побрить, постричь – но как ни странно работает). Но видимо в этот раз все глухо. Брить, стричь не надо. Комнаты сегодня не сдаются, все заняты. Проходит частная вечеринка (ага знаем мы чем такие вечеринки кончаются).
Вернувшись к Эль, Отто расказал созревший у него план. Эль втирается в доверие к охраннику и вручает ему бутыль вина со снотворным (оказывается Отто ее все это время с собой таскал). Ну а дальше дело техники – усыпить охранника и Эль уже внутри особняка.
Надо сказать действительно план реализовался почти без сучка. При виде такой красавице (часто ли такому мужлану встречаются эльфийки) да еще и с бутылкой вина охранник совсем потерял разум. Войдя внутрь с Эль в обнимку страж запер дверь. Но свято место пусто не бывает и находчивый Отто занял пустующую позиция, тем самым оставшись около двери и не особо привлекая к себе внимание прохожих.
Эль тоже времени зря не теряла. Охранник провел ее в буфет, а сам ушел в соседнюю комнату за второй бутылкой (Эль ее выпросили дабы сначала выпить обычного вина, а уж потом подсунуть со снотворным). Дальнейшие попытки неудачливого стража споить и скадрить Эль закончились закономерным храпом (Эль осталась трезвая – почти не пив, а всего лишь притворяясь).
Избавившись от остатков вина со снотворным и от второго бокала (дабы не оставлять следов), Эль отправилась на осмотр дома. На втором этаже в одной из комнат она застает следующую картину. Две девушки (в довольно таки откровенных одеждах служанок) и мужчина. Мужчина раскладывает тюки с чем-то мягким, одна из девушек поливает уже разложенные тюки из кувшина, а вторая стоит с факелом и гнусно хихикает, явно замышлют что-то недоброе. Да что же здесь творится такое?
Пока Эль там развлекалась с охранником. Отто и остальные (вернувшиеся из безрузальтатного поиска черного хода) изображали охранника и торгующихся постояльцев, дабы не привлекать внимания.
Надо сказать Трогнир даже вошел в раж, и если бы не наблюдательный Арнульф остальные бы прозевали подходящую компанию молодых людей и барышень в главе с Максимилианом (явно в подпитии и в приподнятом настроении). Отто начал стучать в дверь. А остальные благоразумно сныкались в ближайющую подворотню.
Надо сказать неожиданный стук в дверь не нашутку испугал Эль. Но убедившись, что это всего лишь Отто, она впустила его и опять закрыв дверь. Указав Отто на буфет, где тот и не преминул сныкаться, сама Эль осталась у двери на страже

Comments

kvadrazz

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.